Please use this identifier to cite or link to this item: https://elib.utmn.ru/jspui/handle/ru-tsu/15501
Title: Старообрядцы Бурятии: вхождение в советское общество и проблема взаимоотношений с властью
Other Titles: The Old Believers of Buryatia: Introduction into the Soviet Society and the Problem of Relations with the Authority
Authors: Sergey, V. Khomyakov
Хомяков, Сергей Васильевич
Keywords: soviet ideology;атеистическая пропаганда;советская идеология;отечественная история;cultural campaign;insular community;Old Belief;traditional society;atheistic propaganda;national history;культурные подходы;замкнутое сообщество;старообрядчество;традиционное общество
Issue Date: 2018
Citation: Хомяков, С. В. Старообрядцы Бурятии: вхождение в советское общество и проблема взаимоотношений с властью / С. В. Хомяков // Вестник Тюменского государственного университета. Гуманитарные исследования. Humanitates. - 2018. - Т. 4, № 3. - С. 167-178.
metadata.dc.relation.ispartof: Вестник ТюмГУ: Гуманитарные исследования. Humanitates. 2018. Том 4 №3
Abstract: Как известно, одной из центральных составляющих советской идеологии являлась задача построения в стране гомогенного общества, основанного на уравнительных принципах в образе жизни и достатке (что казалось большевикам высшим благом), а также появления доступа к достижениям культуры и политическим процессам. Укреплялись чувства патриотизма, жертвенности по отношению к Родине, коллективистская психология социализации личности. Все это, вместе с вытеснением религиозного мировоззрения, было непременным атрибутом становления человека новой «советской» формации. Общая для всего СССР тенденция коснулась и старообрядческого населения Бурятии. Для него это «повышенное внимание» со стороны властей было не в новинку, так как, начиная с середины XVII в., т. е. со времени своего появления, предки старообрядцев подвергалась постоянным гонениям и осуждениям, как со стороны царской власти, так и Русской православной церкви (РПЦ). Конечно, у советской власти по отношению к старообрядцам была совершенно иная политика, направленная не на усиление изоляции, социальной и культурной «закрытости», а, напротив, на вовлечение этой категории населения в политические и культурные процессы. Однако это приводило и к серьезному конфликту, вызванному целенаправленной ломкой традиционных устоев и религии. Целью данного исследования является попытка проанализировать общие и специфические черты во взаимоотношениях советской власти и жителей старообрядческих сел Тарбагатайского аймака Бурят-Монгольской АССР в 1920-х гг. Поставленная цель реализовывалась с помощью историко-генетического и историко-сравнительного методов. В качестве основных выводов следует отметить следующее. Старообрядцы Бурятии и официальная власть продолжили многолетнюю конфронтацию и в 1920-х гг.: отличием была неприязнь к самому институту советской власти, тогда как в имперский период старообрядцы негативно относились к отдельным персонам на троне, поддерживая в целом идею самодержавия. Большевики, борясь с замкнутостью старообрядческих анклавов, использовали как общие методы, применявшиеся ко всему населению страны (атеизация, принцип классовости), так и узкоспециализированные (обучение старообрядческой молодежи в г. Верхнеудинске и отправка их по месту рождения на работу в советских учреждениях). В результате этих действий, а также объективного упадка традиционного общества в 1920-х гг., в Бурят-Монгольской АССР начался процесс вхождения старообрядцев в строящееся советское . One of the central components of the Soviet ideology was the task of building a homogeneous society based on equalizing principles in the way of life and prosperity (which the Bolsheviks saw as the supreme value), as well as the emergence of access to cultural achievements and political processes. The feelings of patriotism and collectivist psychology of socialization of the individual were strengthened. This, in conjunction with the displacement of the religious worldview, was an indispensable attribute of a new “Soviet” person. The common trend for the entire Soviet Union has affected also the Old Believers in Buryatia. For them, this “greater attention” from the authorities was not a novelty, as, beginning with the time of arrival of the Old Believers’ ancestors in the middle of the 17th century, they were subjected to ongoing persecutions and condemnations, both by the tsar authorities and by the Russian Orthodox Church. The Soviet authorities had a completely different policy toward the Old Believers. However, this caused a serious conflict arising from the purposeful breaking of the traditional foundations and religion. This research aims to analyze specific features in the relationship between Soviet power and the inhabitants of the Old Believers’ villages in the Tarbagatai Aimag of the Buryat-Mongolian ASSR in the 1920s. This objective was implemented with the help of the narrative, the historical-genetic and the historical-comparative methods. The Old Believers in Buryatia and the official authority continued their long term confrontation in the 1920s. The main difference was in enmity to the very institution of Soviet power, whereas in the imperial period the Old Believers negatively treated certain persons on the throne, supporting, in general, the idea of autocracy. Bolsheviks, fighting with the insularity of the Old Believers enclaves, used both common methods applied to the entire population of the country (atheism, the principle of class) and highly specialized (training of Old Believers young people in Verkhneudinsk and sending them to their place of birth to work in Soviet institutions). As a result of these actions, as well as the objective decline of traditional society in the 1920s, in general, in the Buryat-Mongolian ASSR, began the process of introduction of the Old Believers into the Soviet society under construction.
URI: https://elib.utmn.ru/jspui/handle/ru-tsu/15501
Appears in Collections:Вестник ТюмГУ: Гуманитарные исследования. Humanitates

Files in This Item:
File SizeFormat 
167_178.pdf389,29 kBAdobe PDFView/Open


Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.